Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Понедельник, 22.10.2018, 18:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Технадзор устройств отопления
Главная | Регистрация | Вход
Главная » 2018 » Июль » 18 » Сирия: война за газ?
03:01
Сирия: война за газ?

Atlantico: В Восточном Средиземноморье недавно были обнаружены запасы газа. Каковы их объемы, и в досягаемости каких стран они находятся?
 
Давид Амселлем: По данным опубликованного в 2010 году исследования Геологической службы США, в этом бассейне имеется 1,7 миллиарда баррелей нефти и почти 3,5 триллиона кубометров газа. В планетарных масштабах, речь идет всего лишь об 1% резервов, что намного меньше ресурсов таких стран как Иран (18,2%), Россия (16,8%) и Катар (13,3%). Тем не менее, они играют большую роль для средиземноморских государств, потому что те могут таким образом добиться энергетической независимости или даже стать экспортерами энергоносителей.
 
В первую очередь это относится к Израилю. В двух его крупнейших месторождениях, Тамаре и Левиафане (их обнаружили соответственно в 2009 и 2010 годах), находится более 900 миллиардов кубометров газа. У берегов Кипра в свою очередь находится открытое в 2012 году месторождение «Афродита» с 200 миллиардами кубометров.
 
— Обостряет ли напряженность в отношениях стран перспектива того, что израильтяне могут оказаться единственными, кто сможет воспользоваться этими ресурсами?
 
— Именно так. Израильские находки сразу же стали источником конфликта с соседним Ливаном, который оспаривает право на месторождения. Два этих государства до сих пор не подписали соглашения о морской границе и заявляют о своем праве на зону в 850 квадратных километров у их берегов. Ни одно из израильских месторождений не находится в этой зоне, однако в будущем там все же могут обнаружить ресурсы, что только обостряет соперничество двух стран. Кроме того, вокруг средиземноморского газа разгорелся и другой конфликт, между Кипром и Турцией. Анкара оспаривает исключительное право Республики Кипр на месторождение «Афродита» и требует разделить его с Турецкой Республикой Северного Кипра, которую пока что не признал никто кроме самой Турции. Как бы то ни было, месторождения не только плодят конфликты, но и способствуют формированию партнерских связей, например, между Израилем, Грецией и Кипром.
 
— Какое значение приобретают месторождения в свете нынешнего конфликта в Сирии?
 
— Существенная часть средиземноморских нефтегазовых ресурсов вполне может оказаться в исключительной зоне Сирии. Тем не менее, эти резервы не играют хоть сколько-нибудь значимой роли в сирийском конфликте, потому что ни одно месторождение до сих пор не было найдено и не разрабатывается. Пока все это еще «виртуальные вопросы».
 
— Вообще, в какой степени нынешняя гражданская война в Сирии связана с энергоресурсами? Как энергетика позволяет лучше понять текущую ситуацию?
 
— В сирийском кризисе энергетику следует рассматривать в двух географических масштабах. Прежде всего, на уровне Сирии речь идет о стремлении участников конфликта взять под контроль комплексы нефтедобычи (они по большей части находятся на северо-востоке страны), чтобы извлечь для себя экономическую выгоду. На региональном уровне все связано в первую очередь с той ролью, которую может сыграть Сирия в транспортировке энергоносителей (это позволяет отчасти понять позиции соседних государств в нынешнем кризисе). Сирия граничит с Ираком и Турцией и обладает выходом к морю, что превращает ее в идеальный коридор для транзита ближневосточного газа в Европу. До начала сирийского кризиса Иран и Катар подумывали о прокладке газопровода для экспорта ресурсов с их общего гигантского месторождения Южный Парс. Катарский газопровод должен был пройти через союзные Саудовскую Аравию и Иорданию, а иранский — через Ирак. В конечном итоге Дамаск в 2011 году отдал предпочтение проекту Тегерана, чем остались крайне недовольны в Дохе. Это энергетическое противостояние отразилось на позициях по гражданской войне, так как Иран остался союзником Дамаска, а Катар начал финансировать настроенные против режима группировки мятежников.
 
Давид Амселлем, специалист по энергетике Ближнего Востока.
("Atlantico", Франция)
 
Просмотров: 17 | Добавил: trapunob1985 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

Copyright MyCorp © 2018